Programme   Télécharger   Screenshot   manuel   Vidéo   nouveau             

Animaux
Rongeurs
Oiseaux
poisson
dictionnaire
Encyclopédie
Répertoires
Pet
Pet
bibliothèque
utile


Pseudo Random - ИЛЬВА

- 10439

ABCDEFGHIJKLMNOPQRSTUVWXYZ
АБВГДЕЁЖЗИЙКЛМНОПРСТУФХЦЧШЩЭЮЯ


АВЕН



СТИХИ О ЖИВОТНЫХ

Галина Дядина

МОРСКАЯ АЗБУКА

Рядом с этой глыбой льда
Плавать не годится.
Могут вдребезги суда
Об нее разбиться.
С виду, вроде, чепуха –
Небольшая льдина,
Только это лишь верхА,
А не вся картина.
Из воды торчит лишь край
Страшного сюрприза,
И скрывается под «ай»
Как увидишь этот «ай»,
Очень скучно альбатросам,
Если в море тишь да гладь.
Им в дорогу, как матросам,
Нужно ветра пожелать.
Для команды альбатросов,
Ветер – главный адмирал.
Выполняют без вопросов
Что бы он ни пожелал.
Эти птицы чуют носом
Настроение морей.
Свищет ветер альбатросам:
В природе есть море Азовское,
Балтийское, Черное, Красное,
А в живописи – «айвазовское»,
Живое, красивое, страстное,
Глубокое, как настоящее,
С большою сердитою тучею,
И даже немного рычащее,
Эй, корабль, тебя возьму
Я на абордаж!
Только, судя по всему,
Б
Не встретишь у берега
Бухты-барахты
Ни баржи, ни брига,
Ни маленькой яхты.
Полощутся в ней,
Завивая кудряшки,
Одни бархатистые
Не важно, низок ты, высок ли,
Хоть близорук, хоть дальнозорок,
Увидишь с помощью бинокля
Корабль пиратский, островок ли
Чуть показались вдалеке,
А ты при помощи бинокля
И если в бурю все промокли,
Дожди вокруг на сорок миль,
Ты можешь с помощью бинокля
По курсу запад ли, восток ли,
Когда придет морская темь,
Возьми и с помощью бинокля
И даже если уши в свёкле
И на ушах лапша и твОрог,
Приятно с помощью бинокля
Не надо бутылку выбрасывать в море,
От этого может оно рассердиться,
И буря такая поднимется вскоре,
Забросит вас бурей на остров с козлами
(Иль с кем-то таким, что нельзя и представить!),
В бутылке записку пошлете вы маме –
Дует в море легкий бриз –
Ветра маленький каприз.
И повсюду рябь от бриза,
Кто по морю плавал долго,
Тот морским зовется волком.
Ведь моряк заядлый тоже
Без охоты жить не может.
Только ловит не оленя,
А морские приключенья!
Волка море закалило,
Волка море засолило.
И на риф его бросало,
И акулою кусало.
Попадал он в плен к пиратам
И к туземцам бородатым.
И поэтому у волка
Свяжу моряку
Шерстяной свитерок –
Тогда не простудит его
А если свяжу ему
Два свитерка,
Его не простудят
Хоть десять,
Хоть двадцать,
Хоть сто свитерков
Украшу узорами
Пускай одеваются
В них моряки
И плавают
О них никто не скажет «Галя»,
«Галина», «Галенька», «Галюша» -
Обидно «галькою» назвали
Когда меня окликнут: «Галька!» -
Мне это имя режет уши.
Ну, неужели людям жалко
Тогда самим же станет лучше
Гулять по берегу в итоге,
Ведь голыши морской «галюши»
Гражданин в морском трамвае
Ехал зайцем на Гавайи,
Ехал зайцем на Гавайи
На Гавайях вышел заяц
И воскликнул: «Я гаваец!»
И подпрыгнул: «Я гаваец,
И пошел гулять в «гавайке» –
В сине-желто-красной майке,
В желто-сине-красной майке
И, скажу вам без утайки,
Все в округе попугайки,
Все в округе попугайки
Горизонт – это линия где-то вдали.
Превращаются в точки на ней корабли.
Почему они так уменьшаются?
Дельфин – с плавниками,
Но все же не рыбка.
Считать его рыбкой –
Большая ошибка.
Ведь он чрезвычайно
Талантливый зверь,
Гораздо умнее, чем рыбы,
Поверь!
И фокус покажет,
И трюк повторит.
Все рыбы – молчуньи,
Сроду племя дикарей
Не читало букварей,
Ведь до школьных им дверей
Жарким летом вдоль морей -
Очень много дикарей:
Приезжают дикари
Из Рязани, из Твери.
Тут палатка,
Там палатка –
Жить в гостях у моря сладко!
Всех их море привечает,
Согревает, приручает.
А в разгаре декабря
Нет вокруг ни дикаря,
Потому что дикари,
Кто в Рязани, кто в Твери.
Только им в квартирах тесно
И без моря как-то пресно.
Без него они скучают
Мне нравится, как произносятся «дюны»,
Как будто бы дернули арфу за струны.
Но музыка дюнам совсем не близка,
Какой чудной морской мирок!
В нем даже есть единорог.
На всех взирает очень строго
В дальнее плаванье взяли матросы
Сахар, тушенку, муку, папиросы,
Соль, макароны, варенье из ягод,
Чтобы хватило провизии на год.
На год набрали зеленки и йода,
Елочку взяли для Нового года.
Будет зимою она над водой
Оранжевого цвета
Спасательный жилет.
В нем на концерт не сходишь,
Не сходишь на балет.
Идут туда в костюме
Парадно-выходном,
А вовсе не в жилете
Пузато-надувном.
Зато в открытом море,
Когда корабль вверх дном,
Непросто плыть в костюме
Парадно-выходном.
В воде мешают бусы,
Жабо, манто, браслет,
Но очень выручает
Зевнула ракушка,
Волною разбужена,
Пылинка случайно
Попала ей в рот,
И выросла в нем
Небольшая жемчужина…
Такой вот ракушечный
Я зАмки песочные строить люблю
И башни высокие зАмкам леплю.
А море на них нападает войной
И стены штурмует шипящей волной.
Нахлынет, и зАмки мои из песка –
Нет у звездочета
Бороды пока,
Нету телескопа,
Нету колпака.
Он не носит счеты
В сказочном плаще,
А в трусах и ластах
Ходит вообще.
Он ныряет в море,
Бродит там на дне
И морские звезды
Как-то колючая рыба-игла
В море дырявую лодку нашла,
Дырку заштопала ей на боку
В Индийском океане
Лежал на дне кувшин.
Сидел на дне кувшина
Большой печальный джин.
Расплющив нос лепешкой
О толстое стекло,
Следил он за рыбешкой,
Вздыхая тяжело.
Сто лет сидит под пробкой,
Как будто под замком,
С китом и килькой робкой
Уже давно знаком.
Сто лет ему акула
Кивает, как дружку –
Ну, хоть бы подтолкнула
Не нужен ему водолазный скафандр.
Умеет, как рыба, дышать Ихтиандр.
На вид, он обычный простой человек,
А дышит в воде, как анчоус и хек.
Как будто какая-нибудь камбала
В роду Ихтиандра когда-то была.
Но думать не надо, что это мутант.
«Йо-хо-хо!» - поют пираты.
«Йо-хо-хо!» - шумит волна.
Ветер чайку мчит куда-то.
«Йо-хо-хо!» - кричит она.
Посреди морского гула,
Заглушая пароход,
Разевает пасть акула
Глубоко-глубоко
То есть, Кит и рыбешек Ко-мпания,
Как приклеятся рыбки к китам,
Сегодня у бедного кока от качки
В компот бултыхнулось крахмала три пачки.
И сделался вязким компот, как болото.
Свалился в кастрюлю с капустными щами
Конфетный кулек заодно с овощами,
И вкус получился довольно занятный
Ну, в общем, сегодня на кухне у кока
С готовкой обеда – сплошная морока!
Выходят весь день необычные блюда,
Бедняги-матросы весь день голодают
Был у меня на море друг –
Большой блестящий круг.
Но сильный ветер дунул вдруг
И вырвал круг из рук.
Унес он друга моего,
Взамен сказав: «Прости,
Но человека одного
Должны мы с ним спасти!»

В маленькой лодке
Всего два весла.
Эх, поскорей бы
Она подросла,
Стала большая,
Стовёслая,
По-настоящему
Эти рыбы, словно птицы,
Словно бабочки летают.
Что им в море не сидится?
Может, места не хватает?
Может, море измельчало?
Может, волны ниже стали?
Рыбы плавали сначала,
Ночью зажигаются
В море маяки.
Корабли слетаются
К ним, как мотыльки.
Манит их загадочный
Свет издалека –
Свет волшебный,
Сказочный
Какое красивое имя – Мурена!
Я думала, это морская царевна.
Но встретилась в море с муреною я –
Наверно, царевнино имя, к несчастью,
Она проглотила прожорливой пастью.
Плывет и нахально виляет хвостом,
Вдох и выдох,
Вдох и выдох,
Вдох и выдох
Вдох и выдох,
Вдох и выдох –
Вдох и выдох,
Вдох и выдох,
Вдох и выдох
Вдох и выдох,
Вдох и выдох –
Искры сыплются
Фух… устала!
Фух… заткнула!
Отдышаться прилегла.
Это я матрас надула
Плывет прозрачная медуза,
На привидение похожа.
Она таинственна, как муза,
Кверху нос задрал баркасик,
Потому что нос течет.
Он его себе расквасил,
Пароход, нахмурясь, скажет:
«Не шали, молокосос!»
Море йодом ранку смажет –
О, корабельные носы!
Теперь они совсем иные.
А были – сказочной красы,
Сейчас носами корабли
Похожи стали, словно куры.
А раньше выпилить могли
То дивный ангел на лету,
То грациозная русалка –
Таранить эту красоту
На боевой корабль напасть
Боялись варвары с разгона –
На нем дракон оскалил пасть,
Остались в прошлом эти дни.
Теперь носы одни и те же.
И восхищают нас они
В мире - десятки различных морей.
В каждом полно кораблей и зверей,
Множество скал и не меряно льдин, -
Белое море он должен белить,
В Черное срочно чернила подлить.
Желтая в Желтом должна быть вода.
В этом – поддерживать надо жару,
Чтобы рыбешки метали икру.
В том – обеспечить моржам колотун.
Есть же еще и моря на Луне!
Так что работы хватает вполне.
Только и делай, что смахивай пот.
Живут в морском рассоле
Морские огурцы.
Едят их вилкой что ли,
Ты можешь мне не верить,
Но все-таки взгляни:
Не овощи, а звери
У огурцов на коже –
Ни окон, ни дверей,
Но есть с картошкой все же
Я стою на пароходе,
Наслаждаясь легким бризом.
Это плаванье в народе
Всем китам машу рукою,
Кораблям и диким пляжам.
Путешествие такое
Вот бы странствовать лет двадцать!
Повидала б страны все я.
И круиз мой называться
Однажды омару приснился кошмар,
Как будто сказали ему: «С легким паром!»
Беднягу от ужаса бросило в жар –
Подводная лодка
На дно опустилась.
Подводную лодку
Коварно она
Притаилась в засаде,
Решила подкрасться
Шпионскую трубку
Прикрыв лопушками,
Тихонько ползет
Но славный корабль
Под названием «Храбрый»
Разбойницу быстро
Это случилось на судне под утро.
Кто-то отчаянно крикнул: «Полундра!»
Всех всполошили тревожные звуки.
Быстро матросы напялили брюки
И, приготовившись к жаркому бою,
Ринулись к пушкам отважной гурьбою.
Юнга со сползшими на бок штанами
Но не случилось ни боя, ни бури.
Было на море все в полном ажуре.
Сонные волны светились рачками,
Как луговая трава светлячками.
Было пятнадцать минут до рассвета,
Веяло теплым дыханием лета.
Море спокойно дремало, сверкая.
Лодка-пирОга, как длинный пирог.
Только внутри не изюм, не творог.
Вместо грибов и капусты с яйцом
Лежит корабль в пучине моря,
В песок уткнув дырявый нос.
Покрылся плесенью от горя
На нем морских ежей орава.
И рыбки шустрые снуют –
То влево юркают, то вправо
Большой штурвал – как будто прялка
Тихонько крутится вперед.
За ним прекрасная русалка
Байдарка мчится за байдаркой.
В регате их не меньше ста!
И все хотят в погоне жаркой
Одна, как будто аллигатор,
Коварно вырвалась вперед.
Но ей не выиграть регату –
В синем море ищем риф мы.
Где же взять скалистый риф?
Очень нужен он для рифмы.
Отыскали в море риф мы.
Наскочили мы на риф!
Хорошо сложились рифмы,
Ложечкой море попробовал кок:
«Вкусно посолено море!
Только его поперчить бы чуток.
Сирены – чУдные певицы!
Волшебный голос – их отличье.
У них красИвейшие лица,
Поют сирены в океане,
Дают живой концерт на скалах.
И выступать бы им в Милане –
Они своими голосами
Морские дали оглашают,
Но виноваты стали сами,
Их голоса достойны сцены.
В них столько нежности и страсти!
Но после пенья рвут сирены
Кричит кораблик в море: «СОС!»
Я знаю, как его спасать!
Он потому кричит до слез,
Кораблик мой пока что мал,
До пароходов не дорос,
И, слава богу, не узнал
Не попадал в водоворот,
Не испытал штормов и гроз.
Он, словно птенчик, желторот,
У нее глаза на выкат,
Прямо вылезли на лоб –
Из аквариума выход
Жить на полке в коридоре
Надоело ей у нас –
Увидала рыбка море
Белая полоска,
Синяя полоска –
Надо, чтоб тельняшка
Чтоб с тобой по цвету
Не сливался парус,
Если ты по мачте
А была б тельняшка
Без полосок, белой, -
Кто б заметил снизу
Кто б тебя увидел
Рядом с парусами?
Хоть сиди на мачте
Хочешь отличиться
Храбростью матросской –
Надевай тельняшку
Огромный желудок
Акулы тигровой
Набит до отказа
И если смотреть
На акулу с изнанки,
То можно увидеть
Бутылки, мячи,
Чемоданы и ласты.
Хорош аппетит
Ей нравятся лакомства
Разного рода:
И якорь, откушенный
И зонтики с пляжа,
И водные лыжи –
Вкуснятина!
Морских узлов на свете много:
«Булинь», «восьмерка», «полуштык».
Любой моряк их помнит строго
Но все матросы скажут хором
(Хотя понятно и без слов),
Что их любовь к морским просторам
Крепко-крепко сжали створки
Маленькие устрицы.
Эй, ракушки-черноморки!
Но молчат жильцы в ракушках
И не отпираются,
Будто их на завтрак скушать
Нет прыщей у рыбы угорь.
Не дразни за них угря.
Потому что нам друг друга
Не прыщавый он, не гадкий.
Это все сплошная чушь.
Он красивый, ровный, гладкий,
Его зовут Веселый Роджер,
Хоть не подумаешь никак,
Что флаг с такой ужасной рожей
На черном фоне череп, кости…
Ну, кто поверит в этот вздор,
Что нету в нем разбойной злости,
Вот инструмент забытый чей-то
В морской запутался траве -
Сидит в засаде рыба-флейта
На вид она такая, будто
Мелодий сказочных полна,
Как будто шторм через минуту
Но вы от флейты не дождетесь
Ни звука музыки в воде.
Она сидит в траве, охотясь,
Страшна она в момент охоты,
Летит на жертву, как копье,
И врассыпную, словно ноты,
Правда ли это, а может быть, кривда,
Но поговаривал древний народ,
Будто была в океане Харибда,
Будто бы флот с десятью кораблями
Эта Харибда могла засосать.
Лодки кружились в воде кренделями,
Если же вырвался кто-то из пасти
И не утратил от ужаса речь,
Всем сообщал об ужасной напасти,
У рыбы-хирурга особенный хвост.
На нем костяной выступает нарост.
Наточен, как скальпель,
Зазубрен, как нож.
Его ты, ныряльщик, руками не трожь!
А если к нему прикоснешься ты вдруг,
Царскою рыбой зовется лосось.
Так с незапамятных пор повелось.
В давнее время, еще при царях,
Он подавался на стол в сухарях.
Очень любили с блинами цари
Есть лососёвой икры янтари.
А какова из лосося уха!
Рядом с такой все ухи - чепуха.
В общем, хоть время царей пронеслось,
Шторм с огромными волнами
Называется цунами.
Наколдовано цунами
Человек за бортом!
С розами и тортом.
Мчится трое суток
Вслед за кораблем.
Все плывет упрямо,
Провожая даму.
Просто не на шутку
На Черном-Черном море
Под зонтиком весь день
Чернее тучи черной
На черной-черной тени
Лежит, как первый снег,
Бледнее приведенья
Недавно он приехал
На пляж издалека.
Носил он шапку с мехом
И вот, раздевшись смело,
Шагнул он в жаркий мир,
Лежит белее мела
Чайка морская, как сахар, бела.
Черный у чайки лишь кончик крыла.
Будто на крылья нечаянно
Доброе море бывает и злое.
Нежным и грубым бывает оно.
То ненавидит и гонит долою,
И не сумели понять до сих пор мы
Странный его поведения стиль.
Ждем в стороне окончания шторма
Дел у матросов на судне навалом:
Палубу драить, чинить паруса.
Выполнил дело – и можешь штурвалом
Если же, собственной жизнью рискуя,
Ты человека тонувшего спас,
То за геройскую доблесть такую
Если помог ты поймать браконьера,
Чтоб не наделал он рыбам вреда, –
В качестве лучшего в мире примера
Героям всяческих историй
Бывало море по колено.
А мне по щиколотку море,
По морю я туда - обратно
Брожу, довольная собою.
И до чего же мне приятно
Волна моим коротким брюкам
Края штанин тихонько мочит,
И набегает с шумным звуком,
Однажды обнял осьминог осьминожку,
И спутались щупальца их навсегда.
Привыкли друг к другу они понемножку
Все морские черепахи
Носят ТВЕРДЫЕ рубахи.
Их зубами не прокусишь
И шипами не проткнешь.
Потому что черепахи
Изнутри нежнее птахи.
А с открытым сердцем МЯГКИМ
Но однажды черепахи
Сбросят ТВЕРДЫЕ рубахи,
Чтоб тяжелые доспехи
Не тянули их ко дну.
И забыв былые страхи
Совершив разбег и взмахи,
К облакам умчатся МЯГКИМ
Помнит янтарь,
Как во время былое
Был он древесною
МЯГКОЙ смолою.
Помнит, как море
Его остудило
И как застыло в нем
Два крокодила.
Очень большая
У каждого морда!
Тех крокодилов
Помнит янтарь, как во время былое
Был он древесною мягкой смолою.
В море кусочки смолы отвердели.
Их продают в ювелирном отделе.
В камень янтарь превратился. Однако
Что такое экватор?
Объяснить трудновато.
Это линия талии
Нашей Земли.
Если взять миллиард
Поясов от халатов,
То тогда бы мы Землю
Что такое экватор?
Там всегда жарковато.
Это солнечный самый
Район на Земле.
Не берите туда
Одеяло из ваты,
Лучше взять вам с собой
Что такое экватор?
Это прелесть заката!
Солнце падает в море –
Только брызги летят.
Так что если туда
Ты поедешь когда-то,
Вряд ли скоро захочешь
Лишилось покоя
Эгейское море,
Не может забыть
Все время оно
Вспоминает, как встарь
Погиб в нем Эгей,
Он кинулся в воду
Навстречу беде,
И больше его
Не видали нигде.
.
Волнуется море,
Шумит: «Э-ге-гей!!!
Ответь, отзовись,
В море ската называют
Все Его Величеством.
Ну, а тех, кто забывает,
Юнги бывают не только на флоте.
Их вы найдете на каждой работе.
Чтобы в профессии руку набить
Юнга-учитель стоит у доски,
Крошит растерянно мела куски
И, позабыв от волненья урок,
Много хлопот и у юнги-врача –
Сам заболел, пациентов леча.
Юнга-художник грызет карандаш:
Ну, а у бедного юнги-поэта
Не получается с музой дуэта.
Муза ему диктовала стихи,
Вернулась вчера из Японии я.
Мне очень понравились эти края!
Теперь по-японски я шпарю вовсю:
«Хоккайдо! Сикоку! Хасима! Кюсю!
Хонсю! Кусакаки! Мияке! Кикай!» –
И падают в обморок люди пускай!
Я знаю, что значат все эти слова.
«Яблочко» – фирменный танец матросов.
Если танцует матрос и поет,
То в окружении снежных торосов
Танец всегда моряков отогреет.
Ох, до чего же горяч он и лих!
Станут матросы румяней, бодрее,
Чтобы стояли в порту корабли,
Чтобы без спросу в круиз не ушли,
Чтобы за них не тревожиться зря,
Смирно сидят корабли на цепи,
Так что спокойно гуляй или спи.
С ветром они не умчатся в моря.







Copyright © 2015 Dmitriy Konyuhov. Tous droits réservés.
utilisation de matériaux du site est autorisée avec mention de ce site.